Перейти…

The Morning Herald

демократия умирает в темноте

23.02.2018

Почему Китай вкладывает больше средств в Европу, чем в США


Внешние прямые инвестиции Китая в США и Европу отличаются своими размерами и геополитическими последствиями, но это не рассматривается как безусловное благо.

Как пишет издание Financial Times, частные китайские инвесторы используют зарубежную недвижимость для диверсификации своих активов, в то время как крупные государственные и компании видят потенциал для доступа к технологиям или создания глобального присутствия в стратегической деятельности.

Многие в США и Европе обращают внимание на создание дополнительных рабочих мест, которые они [китайские инвесторы] приносят, а другие жалуются на недобросовестную конкуренцию и рассматривают продажи сложных технологий китайцам как угрозу безопасности.

Существует общее мнение, что основная часть FDI [прямые иностранные инвестиции — прим.ред.] Китая поступают в Америку. Но оно ошибочно. За последнее десятилетие этот поток составляет лишь около 2-3% внешних инвестиций Китая. При этом в Европу направляются средства, сопоставимые по размеру с валовым внутренним продуктом и объемами торговли.

Как отмечалось ранее, прямые инвестиции США в Китай также удивительно скромны, в сравнении с гораздо большими потоками из Европы. Это связано с тем, что европейцы сконцентрированы на промышленном производстве, а сильные стороны региона лучше дополняют потребности рынка Китая, в то время как экспорт Америки сосредоточен на сельскохозяйственной продукции.

Экономические факторы лишь частично объясняют разницу в FDI из Китая. Значительную роль играет политическая чувствительность. Китайские компании больше привлекаются в Европу, потому что их промышленные структуры более взаимодополняют друг друга. Кроме того, ЕС более восприимчив к таким инвестициям.

Целевые сектора также различаются. Группа Rhodium считает, что Китай инвестирует значительно больше в европейские коммунальные услуги и энергию. Автомобильная, транспортная и машиностроительная деятельность также отражает доминирование таких продуктов в торговле между ЕС и Китаем. Американские сильные стороны — это индустрия развлечений, металлов и полезных ископаемых.

В Китай ЕС намного легче входит, потому что Пекин предлагает больший выбор партнеров. Это можно рассматривать как стратегию «разделяй и властвуй»: если одна страна ЕС ограничивает доступ, китайская компания может получить доступ к рынку региона через другую. Таким образом, brexit, вероятно, сделает Великобританию менее привлекательной для FDI, если он станет причиной потери доступа к ЕС.

Хотя партнерские отношения с отдельными штатами США возможны, всеобъемлющая федеральная политика регулирует американские компании, независимо от того, где находится их штаб-квартира. Это является недостатком для внутренних инвестиций по сравнению с более открытой средой ЕС.

Проблемы безопасности — еще один барьер в США, потому что их технологическое превосходство помогает сохранить свой статус ведущей мировой державы.

Многие китайские инвестиции должны пройти процедуру рассмотрения Комитетом по иностранным инвестициям (Cfius), который определяет, затрагивают ли сделки с иностранными корпорациями, особенно государственными, антимонопольные или национальные проблемы безопасности. На Китай приходится лишь несколько процентов FDI в США, но составляет, при этом, почти четверть случаев Cfius.

Это особенно актуально в области высоких технологий. В конце 2012 года комитет разведки США рекомендовал, чтобы Cfius блокировал сделки с китайской телекоммуникационной компанией Huawei на основании безопасности.

Huawei больше повезло в Европе. Великобритания создала специальный центр для изучения технологии Huawei и установила, что ее продукция соответствует стандартам безопасности. В настоящее время Huawei включает почти 22 процента расходов на инфраструктуру мобильной сети в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке. И ,напротив, она имеет менее 3% рынка телекоммуникаций в Северной Америке.

Однако такие успехи могут быть недолговечными. После референдума в Великобритании премьер-министр страны Тереза ​​Мэй заявила о более осторожном подходе, приостановив китайско-французское финансирование ядерного плана из соображений безопасности, хотя впоследствии он был очищен.

За этим последовали опасения в Германии о том, что китайский производитель электронной техники покупает высокотехнологичную инженерную компанию Kuka. Президент Франции Эммануэль Макрон недавно высказал против китайских инвестиций по соображениям безопасности.

Кроме того, по мере увеличения прямых иностранных инвестиций Китая американские и европейские компании жалуются на дискриминацию в отношении доступа к растущему внутреннему рынку Китая. Взаимоотношения стали частью их переговоров.

Лучшим средством решения этих проблем являются двусторонние инвестиционные договоры, которые обсуждались ранее. Но дискуссии с ЕС были нарушены brexit, а администрация Трампа может противостоять любому соглашению, которое побуждает американские компании инвестировать больше за границу.

Для Европы и США больше иностранных инвестиций из Китая и открытия ограниченных секторов в Поднебесной создадут очевидную выгоду для обеих сторон. Эти договоры должны обсуждаться на повестке дня каждого государства, даже если сейчас это не представляется политически целесообразным.

Метки: , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Экономический обозреватель Morning herald. Все права защищены.

Все материалы, которые публикуются на сайте,являются собственностью администрации сайта Morning herald.

Любое копирование или цитирование материалов сайта осуществляется без получения предварительного согласия, но с обязательной активной гиперссылкой на источник не ниже второго абзаца.