Перейти…

The Morning Herald

демократия умирает в темноте

23.02.2018

В четверг британцы оценят реформы Терезы Мэй


Действительно ли введенные консерваторами меры экономии подорвали безопасность страны, в которой за последние три месяца произошло три террористических атаки?

После покушений на Лондонском мосту и рынке Боро, где трое преступников атаковали посетителей баров и ресторанов, британцы засомневались в эффективности силовых структур. Это важная тема не только из-за безопасности граждан, но также в свете внеочередных парламентских выборов, запланированных на четверг.

Конечно, быстрая реакция на нападение оставляет надежду. Полицейские застрелили преступников уже через восемь минут после первого сообщения, выпустив в них около 50 пуль.

Опасения касаются системных решений. Если бы на улицах было больше вооруженных патрулей, не пришлось бы бросаться на террористов с одной только дубинкой. Заметим, что разрешение на использование огнестрельного оружия имеет только 5,6 тысяч из почти 123 тысяч британских полицейских – не следует ли увеличить эту цифру? Или службы считают, что этого достаточно для контроля над джихадистами? Достаточно ли у них средств?

По мнению оппозиции, нет. Лидер лейбористской Партии Джереми Корбин критикует консерваторов за введенное в 2010 году решение о сокращении полицейских должностей и обещает трудоустроить 10 тысяч новых сотрудников. В интервью радиостанции ITV в понедельник его спросили, считает ли он, что премьер-министр Мэй должна уйти в отставку? Он ответил, что да. Хотя, предусмотрел, что лучше будет решить этот вопрос на выборах.

Ранее покинуть должность Мэй призвал в Twitter Стив Хилтон, экс-стратег Даунинг-Стрит и бывший друг Дэвида Кэмерона (до тех пор, пока в вопросе о brexit Хилтон не высказался за выход из ЕС). Он обратил внимание на сообщения в СМИ, что один из лондонских террористов отнюдь не скрывал симпатий к так называемому Исламскому Государству (запрещено в России — прим.ред.). И, несмотря на это, службы за ним не следили. Мужчина, имя которого власти пока не называют, был замечен в документальном фильме Channel 4 в Великобритании. Его знакомый предупредил полицию о его радикализации, увидев экстремистские записи на Youtube. Кроме того, правоохранительные органы предупреждали два года назад, что экстремист вербует молодежь.

СОКРАЩЕНИЕ ШТАТА ПОЛИЦИИ НА 13 ПРОЦЕНТОВ

-Довольно! Мы не можем притворяться, что все может остаться, как было, — заявила Мэй в воскресенье. Но ведь это она отвечает за политику национальной безопасности: уже в течении года она занимает пост премьер-министр, а ранее в течение шести лет руководила министерством внутренних дел.

Сухие цифры для нее достаточно неудобны. Между 2010 и 2016 годом количество сотрудников полиции в Англии и Уэльсе (Шотландия и Северная Ирландия имеют отдельное финансирование) сократилось с 142 тысяч до 123 тысяч., то есть на 13 процентов. Когда полицейские заявляли, что это резко скажется на их работе, Мэй, еще как глава МВД, обвиняла их в создании паники. Сейчас некоторые вспоминают ей эти слова.

Число полицейских с правом использования огнестрельного оружия также уменьшилось (со 6976 до 5639). Тогда это решение аргументировали статистикой, которая гласила, что с середины 90-х годов сильно сокращается количество преступлений и уже нет необходимости в таком количестве вооруженных полицейских.

Время показало, что, когда речь идет об общей преступности, тори были правы. Вопреки опасениям критиков, полицейские сокращения вовсе не стали поводом для роста преступности.

Правительство не приняло во внимание изменения модели терроризма. Сам терроризм не является проблемой новой и Лондон всегда воспринимал его всерьез – общие сокращения не затронули департамент по борьбе с терроризмом, контрразведки MI5 и электронной разведки GCHQ. Фонды этих подразделений росли.

Так что последние теракты, исходя из того, что мы уже знаем, не являются результатом сложных сетей. Одинокие террористы, такие, как 52-летний Халид Масуд, который в марте напал на людей на Вестминстерском мосту, а потом набросился на сотрудника охраны входа в Вестминстерский Дворец, могут атаковать всегда и везде. Это заставляет вернуться к практике усиленного патрулирования.

После терактов в Париже в ноябре 2015 года и в Брюсселе в марте 2016 года, британское правительство пообещало, что будет примерно на 1,5 тысячи больше полицейских, вооруженных огнестрельным оружием.

Больше офицеров с оружием появились на улицах Лондона и Манчестера, после взрыва Масуда и 22-летнего Салмана Абеди, который две недели назад взорвал бомбу в Manchester Arena после концерта Арианы Гранде. Некоторые люди тоже вооружены винтовками.

Питер Киркхэм, экс-сотрудника Скотленд-Ярда, в эфире телеканала Sky News заявил, что правительство просто врет, говоря, что это «дополнительные силы». – Полицейские вырваны из отпусков, работают по 16-часов, вместо 12-ти, и были вызваны из других районов, например, из Хаунслоу или Хиллингтона. Это не дополнительные сотрудники, – заключил Киркхэм.

Глава лондонской полиции Cressida Dick (кстати, первая женщина на этом посту) признала в понедельник, что хотела бы увеличить финансирование для полиции. Но она сказала, что по ее мнению, вооружение каждого патруля не имеет смысла. – Лучшим решением является использование мобильных войск, доступных в Лондоне 24 часа в сутки, – оценил Дик.

Мэй стоит быть осторожной, чтобы не создавать атмосферу полицейского государства. В конце концов, задача террористов состоит в том, чтобы сеять страх и изменить облик европейских городов. Хотя решение о повышении на несколько дней уровня террористической угрозы после теракта в Манчестере, в общем, было встречено с пониманием, некоторые посчитали его элементом предвыборной игры. Приближающееся голосование может быть также поводом для вывода на улицы еще большего числа вооруженных сотрудников правоохранительных органов.

МЭЙ: МЫ УВЕЛИЧИЛИ ПОЛНОМОЧИЯ ПОЛИЦИИ

Мэй напоминает, что с 2015 года бюджет полиции находится под особой защитой, что означает его рост вместе с инфляцией.

На обвинение критиков, что спецслужбы не предотвратили последние теракты, официальные лица отвечают, что нужно принимать во внимание масштаб проблемы. Начиная с 2013 года британские спецназовцы предотвратили до 18 террористических заговоров, в том числе пять только с марта нынешнего года. В настоящее время они также ведут 500 расследований в отношении трех тысяч подозреваемых, начиная от дел, связанных с терроризмом и планирования атак до сбора средств. В прошлом количество подозреваемых составляло 20 тысяч человек, представляющих интерес для полиции. Среди них был и Абеди, который убил 22 человека.

Спецслужбы не могут всех контролировать 24 часа в сутки. Какие-то решения являются специальными мерами по предотвращению и отслеживанию терроризма (TPIMs). Глава МВД может, например, запретить выезд из страны или региона, посещение определенных мест (например, интернет-кафе) или общение с определенными людьми, ограничить доступ к финансовым услугам, компьютеру, телефону. Есть также возможность заказать переезд в другое место на расстоянии до 200 миль от прежнего места жительства. TPIMs могут применяться для конкретных людей сроком до двух лет.

Последние нападения показывают, что они не являются на 100 процентов эффективными. Мэй все сильнее подчеркивает, что с экстремизмом невозможно победить, основываясь на силы только лишь общественных полицейских. Настоящая битва происходит в сердцах и умах. В воскресенье она объявила о сильном содействии «плюралистическим британским ценностям», вытеснение радикальных материалов и глобальном давлении на гигантов современных технологий, с целью эффективно препятствовать проникновению радикалов в сети.

Метки: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Экономический обозреватель Morning herald. Все права защищены.

Все материалы, которые публикуются на сайте,являются собственностью администрации сайта Morning herald.

Любое копирование или цитирование материалов сайта осуществляется без получения предварительного согласия, но с обязательной активной гиперссылкой на источник не ниже второго абзаца.