Перейти…

The Morning Herald

демократия умирает в темноте

24.02.2018

Выход дракона – китайцы скупают Европу


Китай издавна использовал силу своей экономики в переговорах с европейским бизнесом. Но теперь уже очевидно, что Пекину удалось проникнуть даже в зал заседания Европейского Совета, где принимают решения лидеры стран ЕС, пишут Лауренс Керулюс (Laurens Cerulus ) и Якоб Ханке (Jacob Hanke ) из издания Politico.

В выводах после июньского саммита Европейского Совета была изменена формулировка небольшого, но имеющего решающее значение пункта. Изменение – как говорят источники, знакомые ситуацией, – это явный признак того, как Пекин влияет на принятие решений в ЕС.

Изменение было очень незначительное – но в европейской политике такая небольшая коррекция может указывать на серьезное изменение в отношениях. А в данном случае просматривается интерес Пекина.

Лидеры Франции, Германии и Италии – желая остановить захват китайцами компаний из стратегических отраслей экономики – призвали других лидеров к совместному обращению к членам Европейской Комиссии с просьбой разработать «способы точной проверки инвестиций со стороны стран, не входящих в ЕС».

Такой подход позволит Комиссии осуществлять мониторинг и возможное блокирование захвата основных европейских компаний, например, корпораций, занимающихся новейшими технологиями, таких, как Kuka – немецкого производителя промышленных роботов, купленного в прошлом году китайской компанией, специализирующейся на стиральных машинах и устройствах для приготовления риса.

Такую протекционистскую риторику можно было обнаружить в первых проектах заявлений накануне встречи. Однако они [заявления] не попали в окончательный вариант – к огорчению Франции, Германии и Италии, которые уже привыкли к тому, что их совместные стремления, как правило, получают одобрение в Брюсселе.


Капитализация китайских компаний догоняет американские


Вместо этого, в качестве вывода указывалась довольно общая фраза, поддерживающая нынешнюю инициативу Европейской Комиссии в отношении «анализа инвестиций третьих стран в стратегических секторах».

Попытки Франции, Германии и Италии были заблокированы коалицией малых стран, среди которых оказались также традиционные защитники свободной торговли, такие, как Финляндия, Швеция или Голландия. Их также поддержали Португалия, Греция, Мальта и Чехия, страны, в которых уровень китайских инвестиций, особенно высокий – так утверждают двое представителей торгового ведомства и посол одной из стран западной Европы, которые принимали участие в переговорах.

Саид Абу, член комиссии бизнес-парламента Швеции со стороны либералов, утверждает, что представители шведских компаний, с которыми он беседовал, в целом, поддерживают идею более точного наблюдения и «просеивания» иностранных инвестиций.

Однако, по его мнению, возражения представителей Швеции в Совете Европы во многом связаны с тем, что две крупнейшие шведские компании из автомобильной отрасли, – NEVS и Volvo – являются в настоящее время собственностью китайских инвесторов.

Один из представителей стран Западной Европы, – который не участвовал в переговорах, но ознакомился с их ходом, – утверждает, что противники точного мониторинга «угрожали, или, вернее, указывали на тот факт, что если это предложение вступит в силу, могут потребовать компенсации финансовых» за потерю инвестиций, которые они могли бы получить. – Греция прямо сказала, что речь идет о Китае, – добавил наш собеседник.

– В последние месяцы и годы несколько стран получили выгоду от прямых инвестиций Китая», – говорит Маттиас Машинг, немецкий секретарь по экономическим вопросам и сторонник введения ЕС ограничений в отношении захвата компаний китайцами. – Сейчас Китай оказывают на эти страны давление, — добавил он.

Китай забрасывает сети

Пекин никогда не отказался от попыток поиска влияния на процессы принятия решений в ЕС – но также всегда его самым большим активом был объем китайского рынка. Если ЕС планирует ввести права, неблагоприятные для Пекина, КНР может ответить прекращением импорта французского вина или немецких автомобилей.

Когда в 2012 году ЕС планировал взимать со всех авиакомпаний, в том числе и перевозчиков за пределами континента, летающих в страны ЕС – дополнительные расходы, связанными с выбросами углерода самолетами, Китай угрожал, что перестанет покупать самолеты производства французской компании Airbus.

Франция, Германия и Великобритания — страны, в которых консорциум Airbus имеет наибольшие активы – требовали от еврокомиссии заморозить предложения включения гражданской авиации в систему квот на выбросы CO2.

В свою очередь Китай угрожал немецкому автопрому введением квот на электрические автомобили, что отрицательно скажется на продажах Mercedes, BMW, Audi и Volkswagen на одном из крупнейших автомобильных рынков мира. Как сообщает POLITICO, подобные угрозы не связаны с антидемпинговыми правилами, которые Брюссель хочет ввести в конце текущего года.

По словам одного из высокопоставленных членов Европейской Комиссии, работающего над этой реформой, необходимыми оказалось ослабление предложенных правил «из-за давления со стороны Китая».

Однако теперь, как доказывают июньские встречи Европейского Совета – Пекин нашел новый способ оказания давления на Старый Континент.

– В Совете появились новые разделительные линии, которые не отражают старых, протекающих между либеральными странами севера Европы и более протекционистскими государствами с юга континента, – говорит Андре Сапир  (André Sapir), представитель Think Tank Bruegel. – Когда-то юг Европы устанавливал более твердые линии поведения в отношении Китая, но потом начался кризис.

За последние десятилетия ЕС стал основной областью китайских инвестиций: китайцы покупали банки, порты, предприятия энергетической отрасли и компании, производящие новейшие технологии по всей Европе – от Пелопоннеса до пригорода Дублина.


Почему Китай вкладывает больше средств в Европу, чем в США


По данным исследования, проведенного компанией EY (Ernst & Young) в 2016 году китайцы выделили на инвестиции в Европе и поглощение европейских компаний около 75 миллиардов евро. Другие исследования показали, что в 2016 году Китай инвестировал в Европу столько, сколько за десять предыдущих лет вместе взятых.

Блокирование китайских инвестиций, это, по мнению Акселя Эггерта, исполнительного директора Европейской Конфедерации Промышленности EUROFER, «еще одна битва, в которой мы должны побеждать». – Речь идет не только о краже самых современных технологий, – говорит Эггерт. – Речь идет о получении политического контроля! Китай выстроил сети, чтобы получить влияние в странах ЕС.

Влияние Пекина, как говорят критики Китая, можно увидеть также в серии недавних голосований в вопросах, касающихся прав человека. В июне текущего года Греция заблокировала позицию ООН, критикующую состояние прав человека в Китае – это произошло спустя несколько месяцев после того, как китайский концерн COSCO получили во владение порт Пирей.

В марте Венгрия – еще одна страна с большим количеством китайских инвестиций – заблокировала европейский консенсус по поводу совместного заявления, касающегося пыток, применяемых в Китае.

А в июле 2015 года. Греция, Венгрия, Хорватия и Словения твердо боролись в Брюсселе за то, чтобы позиция ЕС по части Южно-китайского моря не попадали под прямые ссылки для Пекина.

– Китайская стратегия в Европе — «разделяй и властвуй», – говорит Франк Пруст, французский депутат европарламента, автор парламентского отчета о рентгеновском исследовании инвестиций в Европе. – И эта стратегия работает, потому что 27 стран ЕС не в состоянии придерживаться солидарности.

Дело не в том, подчеркивает Сапир, что Китай диктует политику Лиссабону, Праги, Будапешта или Афин. Однако, поскольку эти страны зависимы от китайских инвестиций, они очень неохотно занимают позиции, которые могли бы раздражать Пекин. – В Португалии и Греции китайские инвестиции выросли в период кризиса, – объясняет собеседник Politico. – И это повлияло на изменение отношения.

То, что Совету ЕС не удалось договориться о правилах рентгеновского исследования инвестиций, это первый конкретный пример ситуации, в которой Китай подозревают в использование доходов, связанных с инвестициями для изменения существенных европейских инициатив.

Идея ограничений в отношении китайских инвестиций началась с письма адресованного в феврале Францией, Италией и Германией, в котором эти страны обратились к Европейской Комиссии с инициативой создания механизма контроля инвестиций, который гарантировал бы «дополнительную защиту, основанной на экономических критериях».

В качестве модели для Европейского Союза французские дипломаты указали на пример США, где специальная правительственная комиссия очень тщательно изучает, а иногда и блокирует иностранные инвестиции в стратегические активы, особенно, если речь идет об инвестициях Китая.

Дискуссия была достаточно бурной. Министр торговли Финляндии предупредил, что введение протекционистских средств может вызвать торговую войну. В конечном итоге предложение создания механизма контроля на уровне ЕС было заблокировано в Совете Союза.

В сентябре Жан-Клод Юнкер, президент Европейской Комиссии, предложил другое юридическое решение по контролю инвестиций – но это были не такие правила, о которых говорили Франция, Италия и Германия в Совете ЕС.

Вместо возможности ветирования поглощений компаний на уровне ЕС, предложенные варианты будут содержать только рекомендации для национальных правительств, которые и так могут наложить вето и блокировать захват стратегических компаний и предприятий. Брюссель не получит возможности заставить отдельные страны принять конкретные меры.

Германия поддержала предложение, признавая предлагаемые механизмы «расширением силы наших решений», – сказал пресс-секретарь немецкого министерства экономики. Однако Франция и Италия требуют больших полномочий для Европейского Союза – они утверждают, что чиновники в Брюсселе должны иметь право наложить вето на приобретение компаний китайцами.

Пекин неоднократно вызывал опасения по поводу китайских инвестиций в Европе. В сентябре пресс-секретарь китайского министерства иностранных дел Лу Кан раскритиковал предложение Юнкера. – Практика протекционизма в торговле и инвестициях для краткосрочной выгоды в долгосрочной перспективе приносит больше вреда, чем пользы, – говорил он во время ежедневной встречи с журналистами в Пекине. Он добавил, что ЕС должен «избегать публикации ошибочной, вводящей в заблуждение и негативной информации».

Посольство Китая и пресс-атташе китайского министерства торговли в Брюсселе не ответили на просьбу прокомментировать эту статью, так же, как и инвестиционный фонд China Investment Corporation, штаб-квартира которого находится в Пекине.

Португалия в качестве примера экспансии Китая в Европе

После июньского саммита Европейского Совета Германия указала на Португалию в качестве страны-члена ЕС, которая блокирует законодательство ЕС, не соответствующего интересам Пекина – и обратила внимание, что это также страна, которая продает свои банки и сети электроснабжения китайским инвесторам.

Как решения Трампа играют на руку Китаю

Как решения Трампа играют на руку Китаю

Португальские чиновники активно ищут соображения своих китайских аналогов, желая привлечь как можно больше денег – потому что экономика страны все еще очень нуждается в новых инвестициях. Лиссабон уже пытался привлечь китайские деньги, предлагая так называемые «золотые визы» и предложив вид на жительство в обмен на инвестиции в недвижимость, малые и средние компании.

В июле обе страны подписали меморандум, в котором Португалия выразила желание участвовать в инициативе «Один пояс- один путь» – программе, увеличивающей экспорт китайских товаров в ЕС. Китайская компания HNA, работающая в авиационной отрасли, объявила об открытии прямого воздушного сообщения между Пекином и Лиссабоном. Китайские государственные СМИ писали о развитии двусторонних отношений с Португалией, которые были названы «лучшими в истории».

– В Португалии очень заинтересованы в том, чтобы не отрезать себя от притока денег, – сказал высокопоставленный европейский дипломат одной из южных стран Союза. – Инвестиции действительно помогли восстановить португальскую экономику, а приток денежных средств имеет первостепенное значение для Лиссабона или Порту.

Многие люди в Португалии считают немецкие обвинения о сотрудничестве с китайцами раздражительными – ведь это соответствует политике, которая еще пять лет назад призывала португальцев распродавать активы и государственные предприятия тому, кто предложит наивысшую цену.

– Да, это ирония судьбы, – говорит высокопоставленный представитель Португалии, когда его спросили о немецких обвинениях. – Отказавшись от фискальных трансфертов в рамках ЕС, немцы сами толкнули беднее страны ЕС в объятия китайских инвесторов. — добавляет он.

Португалия выступает за отношения со странами Восточной Азии со времен, когда португальские торговцы поселились в Макао в XVI веке. Однако в последние годы эта связь была совершенно обратная: это китайские государственные компании приживаются в Лиссабоне.

– У них есть контроль над своими основными активами, — говорит Сержио Мартинс Алвес, генеральный директор португальско-китайской Торгово-промышленной палаты. – Десять лет назад мы строили аэропорт в Макао, мы создали там всю экономическую инфраструктуру. Сегодня наоборот – добавляет Алвес, который был советником по дипломатическим вопросам у бывшего премьер-министра Португалии Жозе Сократеса до июня 2011 года.

Большинство приобретений и покупок в результате программы реструктуризации долгов были совершены после кризиса в еврозоне – Германия указывала на это прежде, чем Португалии были предоставлены кредиты, которые спасли эту страну от падения.

В соответствии с условиями софинансирования, которые страны ЕС оговорили с Португалией в 2011 году, государство продает свои основные активы и вынуждает банки реструктуризировать долги, а в обмен на это получит 79 миллиардов евро кредитных средств от Международного Валютного Фонда, еврокомиссии и Европейского Центрального Банка.

Стив Бэннон провел тайную встречу в Пекине

Стив Бэннон провел тайную встречу в Пекине

– Покупка ключевых португальских компаний стала прямым ответом португальского правительства, которое пересмотрело свои бюджетные предположения и продало акции, чтобы получить доступ к деньгам, – говорит Хайнрих Восс (Hinrich Voss), профессор University of Leeds, специализирующийся на тематических китайских иностранных инвестициях.

– Китайские инвесторы все более охотно вкладывают капитал в экономики, которые пострадали во время финансового кризиса, – гласит отчет юридической фирмы Baker & McKenzie.

– Участие Португалии, Ирландии, Италии, Греции, Испании и Кипра в полном объеме китайских инвестиций в ЕС выросло с восьми процентов в 2009-2011 годах до 33% в 2012-2014 годах – говорится в отчете Европейской Конфедерации Профсоюзов, подготовленном на основе данных Baker & McKenzie и Rhodium Group. – Китайские инвесторы сосредоточились на возможностях, вытекающих из приватизации государственных предприятий, например, связанных с повышением общественной и транспортной инфраструктуры.

Список приобретенных и лицензированных фирм и предприятий длинный и предполагает резкое изменение структуры владения португальскими банками, страховыми и энергетическими компаниями, а также инфраструктурой.

– Мы продали эти компании тому, кто платил больше, – говорит Сержио Мартинс Алвес. – И так совпало, что тогда это были именно китайцы.

Метки: , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Экономический обозреватель Morning herald. Все права защищены.

Все материалы, которые публикуются на сайте,являются собственностью администрации сайта Morning herald.

Любое копирование или цитирование материалов сайта осуществляется без получения предварительного согласия, но с обязательной активной гиперссылкой на источник не ниже второго абзаца.